Фотография: Allstar / Sony Картинки

Мир захлестнула фекальная мода на аксессуары, игрушки, безделушки, кондитерские изделия, а так же невероятная популярность детских фильмов, где главные герои — какашки. Их называют смайлики, что в переводе на русский — улыбка, хотя суть изображения никак не вяжется с этой эмоцией.

Дэниел Робертс, соавтор самого интригующего нового туристического направления острова Уайт и Национального музея, говорит, что сомневался, когда задумывал этот проект.

Неужели? Кому еще в мире могла прийти в голову подобная идея?

Мы все какаем, но не говорим об этом много.

«Я думал, буду ли я социально токсичен? Будут ли люди указывать на меня? Стану ли я Мистером Пу?”

Но нет, мистер ПУ, ваши опасения были напрасны. Вам удалось увлечь полмира совей идеей. И главным образом — детей. Именно дети, не имея сформировавшихся взглядов, не умеющих отличить черного от белого, хорошего от плохого, стали фанатами Пу.

Не покидает мысль, что хорошего несет это увлечение? Можно ли сказать, что из числа детей, играющихся с какашками, вырастут гениальные проктологи или станет больше специалистов кишечных процессов, не известно, будущее покажет.

А пока, это огромная индустрия. Бизнес чутко реагирует на возрастающие тенденции популярности и мгновенно заработала машина по излечению выгоды из канализационной темы.

Но не производство ассенизаторных машин возросло, и не биотуалетов, которые умели бы так же растягивать губы в улыбку и переворачивать эмоции, нет. Вместо полезных вещей, производство заработало на полную мощь, чтобы создавать банальные, ничем не отличающиеся от настоящих какашек изделия.

Ну, некоторые все же решились пойти немного дальше, преобразили дизайн, изменили свойственный для этой субстанции цвет. Возможно, это оправдано, потому что люди охотно стали делать селфи с фигурами, которые уже не так однозначно, а на половину с кондитерскими изделиями, напоминают Пу

Почему Пу больше не табу

Nick Haslam, профессор психологии в Университете Мельбурна и автор книги «Психология в ванной» 2012 года, об отношении к ПУ говорит:

«Пу — это первичный объект отвращения и стыда, и мы мотивированы удалять и скрывать его по этой причине. И если вы убираете что-то с глаз долой, то обычно вы также убираете это из головы, делая это табу».

Haslam задается вопросом, является ли происходящее вокруг ПУ частью более масштабного сдвига (сдвиг по фазе — сленг):

“Я подозреваю, что это явление обусловлено тенденцией нарушения вежливых табу в культуре в глобальном масштабе.”

На вопрос, что это делает с умами детей, Хаслам отвечает прямо: “вероятно, ничего«.

А вот в этом, мы позволим выразить свое несогласие с уважаемым профессором.

Он верно, на наш взгляд, видит тенденции, которые можно выразить проще и точнее — деградация. Всеобщая деградация в результате ухудшения качества образования, процесса либерализации и отказа от этических и религиозных стандартов, которые служили навигаторами между полюсами с названиями «добро» и «зло».

Строки стихотворения Маяковского, где мальчик подходит к родителю с вопросом, — «что такое хорошо и что такое — плохо», кажется уже не находит своего отражения в современных, так называемых «гуманитарных» воспитательных методах, где царствует ювенальная юриспруденция.

Как таковой, воспитательный процесс, где авторитет взрослого низводится до уровня фекальных глупостей, невозможен.

Вообще, формирование личности, как и строительство — тяжелый труд. Взобраться на гору, толкая впереди бочку — сложнее, нежели пустить ее вниз, предоставив ее судьбу силе гравитации. Какой может быть результат с таким же отношением к воспитанию детей, отказавшись от управления детьми и уступив это святое место дяде Пу? (риторический)

К детям, все самое плохое «липнет», а добродетели с трудом приживаются. В одной из статей на нашем канале (Можно ли заставить детей есть овощи), где говорилось об исследовании, как трудно или невозможно, привить к ребенку вкус здоровой пищи, а вредный фаст фуд мгновенно становиться страстью, можно узреть все те же принципы, что созидание дается сложнее, а деградация — сама совершается, без усилий.

Принцип, используемый в стратегии распространения того, что, казалось бы, должно быть отторгнуто — стар, как мир. Именно так соблазнил и покорил наших прародителей лукавый змей, которые на тот момент не знали, что такое добро и зло — прям, как наши дети…