Дунайский десант в июне 1941 года
Мой отец, Вербицкий Николай Васильевич 1920 года рождения, начинал войну как торпедист-минер на Дунайской флотилии после учебки в 1940 году в Севастополе. С мая 1941 года на флотах отменили отпуска. Одни учения переходили в другие. Это придумал нарком ВМФ Кузнецов Н.Г. На весь 1941 год – плановые учения. Даже на берег сходили с винтовкой и противогазом.
See more
22 июня встретил войну на бронекатере Дунайской флотилии. А 24 июня участвовал в высадке десанта на румынский берег. Воевал до середины июля. Не вся флотилия ушла в Одессу. Часть судов было уничтожено. Часть пришлось затопить. Отец отступал в составе отдельного отряда моряков в качестве первого номера пулеметного расчета ручного пулемета (Дегтярева) по земле до обороны Перекопа, а после прорыва обороны уходили через горы в Севастополь. Потом по ранению оказался на Кавказе и защищал его при прорыве немцев. А в 1942 по приказу о возврате моряков специалистов на флот попал в Мурманск в минно-торпедный полк. Фильм "Торпедоносцы". Снаряжал и подвешивал торпеды и противокорабельные глубинные мины.
Прошел всю войну с первого до последнего дня.
Закончил службу в звании капитана 1-го ранга на должности зам. начальника ТОВВМУ имени Макарова С.О. в 1972 году

Далее рассказ о десанте.
Июнь 1941 года. Красная Армия терпит тяжелые поражения, Брестская крепость захлебывается кровью, оставлен Минск, генералы стреляются, а на юге, на Дунае идут победные бои. Наши войска громят врага, высаживают десанты в Румынии…

22 июня
На флоте существует трехступенчатая система боевой готовности. Самая высокая – это боевая готовность №1. В Корабельном уставе о ней сказано: «Весь личный состав на своих местах по боевому расписанию. Средства корабля полностью изготовлены к немедленному действию».
Именно такую готовность №1 объявил по всем флотам и флотилиям нарком ВМФ Н.Г. Кузнецов в полночь 22 июня. Нарком рисковал своей головой – было указание Сталина не поддаваться на провокации. Но еще больше рисковал командующий Дунайской флотилией контр-адмирал Николай Осипович Абрамов. Он не просто привел свои корабли в боевую готовность. Он вывел их с места стоянок на реку. И когда в 4:15 утра румынские батареи открыли артиллерийский огонь по советским базам и якорным стоянкам, наших кораблей там не было. Но сильно пострадала главная база флотилии – порт города Измаил.
Через пять минут после начала обстрела, оценив ситуацию и не запрашивая вышестоящее начальство, Абрамов самостоятельно отдал приказ открыть ответный огонь. Огнем зенитных орудий встретили атаку румынской авиации. Три самолета было подбито. Большими потерями обернулась для румын попытка высадить в 9 утра на советский берег несколько подразделений пехоты. Они были уничтожены огнем стрелков 23-го полка. Так что в день 22 июня, когда на других участках фронта горели сотни советских самолетов и танков, бросали орудия, армия отступала, неся тяжелые потери, на южном Дунае стрелки и моряки одержали победу, отбросив противника. И уже 22 и 23 июня наши пограничники несколько раз успешно переправлялись через Дунай, захватывая пленных, выявляя огневые точки и уничтожая мелкие подразделения.
Наступление неизбежно
Дунайская флотилия могла успешно выполнять не только наступательные, но и оборонительные задачи. Но для нормального функционирования флотилии необходимо было провести тактическую наступательную операцию – занять часть высокого румынского берега, господствующего над рекой. Окопавшись на нем, противник всемерно затруднял действия и снабжение флотилии. Чтобы прекратить постоянный обстрел, нужно было выгнать румын с господствующих высот, особенно напротив главных опорных баз – Измаила, Рения, Килия и Вилково. Румыны это тоже прекрасно понимали и потому особенно укрепили прибрежную зону.
Основные боевые силы Дунайской флотилии состояли из 5 артиллерийских мониторов, 22 бронекатеров и 7 катеров-тральщиков. Кроме того, здесь базировались: Отдельная стрелковая рота, 17-я пулеметная рота, 46-й отдельный зенитный артдивизион. Тесно взаимодействовали с моряками 23-й стрелковый полк 51-й Перекопской дивизии и 79-й пограничный отряд, в составе которого находился дивизион морской пограничной охраны НК ВД (4 катера «морской охотник» и 22 малых речных катера).
Им противостояла так называемая румынская «речная дивизия», ударной силой которой являлись семь мониторов времен Первой мировой войны, устаревших, но с мощной артиллерией. Кроме того, значительное количество бронекатеров.
Десант в Румынию
Утром 24 июня, мониторы «Ударный» и «Мартынов» нанесли артиллерийский удар по береговым укреплениям румын. Затем три роты пограничников и стрелков высадились на мыс Сатул-Ноу. Стремительным ударом они опрокинули румынский батальон, взяли в плен 70 солдат и офицеров. Потерь не понесли, только 10 человек получили ранения.
Монитор "Ударный"
Советское командование немедленно решило развить достигнутый успех и приступило к подготовке высадки второго десанта непосредственно в район города Килия-Веке. Отряд высадки – 4 бронекатера, 10 пограничных катеров.
Командир высадки – капитан-лейтенант И.К. Кубышкин. Силы десанта – три батальона 23-го стрелкового полка. Вечером 25 июня десант пошел в атаку. Румыны заметили подход советских катеров слишком поздно. Несмотря на артиллерийский огонь (были повреждены два катера), десант сумел высадиться на румынский берег. Захватив в яростной атаке прибрежные укрепления, десантники ворвались в город.
Организованное сопротивление румын было полностью сломлено. Только в церкви засело несколько немецких офицеров-инструкторов с пулеметом. В конце концов, сами румыны перекололи их штыками, чтобы не мешали спокойно сдаваться. К 10 часам утра 26 июня десант полностью овладел укрепленным районом и занял плацдарм глубиною до 3 километров и по фронту до 4 километров. Были разгромлены усиленный пехотный батальон и погранзастава, противник потерял более 200 солдат и офицеров убитыми, около 500 (по другим данным – 720) человек сдались в плен, захвачены 8 орудий, 30 пулеметов, свыше тысячи винтовок. Десантники потеряли 5 человек убитыми и 7 ранеными. В течение суток 26 июня катерами флотилии были высажены небольшие подразделения, занявшие тактически важные поселки и острова, что позволило объединить оба плацдарма в один. В результате оба берега Килийского гирла – территория протяженностью около 70 километров – оказались в руках советских войск. Дунайская флотилия получила свободу действий и могла оказать эффективную поддержку сухопутным частям. Лидер румынских фашистов Антонеску пришел в бешенство и приказал отбить у большевиков территорию Романия Маре (Великой Румынии). 27 и 29 июня румыны попытались ликвидировать плацдарм. Пехотный полк целые сутки вел бой за село, которое обороняли тридцать пограничников. Все безрезультатно. Антонеску позвонил Гитлеру и попросил помощи авиацией, сказав, что в Румынию вторглись десять тысяч комиссаров НК ВД в зеленых фуражках.
Но у фюрера уже не было свободных резервов, да и по разведданным Абвера он знал, что советских солдат и моряков на плацдарме чуть больше тысячи. Уж с ними потомки римлян и даков должны справиться сами.
Румыны подтянули к плацдарму свежие полки. Двадцать тысяч румынских солдат штурмовали позиции, на которых засели полторы тысячи наших бойцов. Развернулись кровопролитные бои (особенно жестокие – 3, 4 и 6 июля). Всего были отбиты со значительными потерями 18 крупных атак румынских войск. Советские солдаты не отступили, а на некоторых участках даже расширили плацдарм.
Только когда немецко-румынские войска, используя успех на Украине, стали угрожать флангам и тылам Южного фронта, был получен приказ оставить плацдарм. 18-19 июля 1941 года оставшиеся корабли Дунайской флотилии, забрав десантников, ушли на защиту Одессы.

Нельзя сказать, что Дунайский десант не был одним из решающих сражений, определивших исход войны. Это была обычная тактическая операция с целью прекращения обстрела прибрежных городов и главной базы флотилии. Но моральное и духовное значение десанта было весьма высоко. Не везде наши войска отступают, не везде терпят поражения. Есть пусть маленькие, но победы.-7726505_457292526-7726505_457292527-7726505_457292528
Морская душа. Советский ВМФ. #вмф #флот #ссср #море